ДОГМАТИЗМ И ВЫСМЕИВАНИЕ НОВЫХ ИДЕЙ В НАУКЕ — Ч. 2

Продолжим подборку фактов, свидетельствующих о том, что наука не является на самом деле оплотом разума, как это принято считать. Предыдущая часть здесь.

Причина язвенной болезни — бактерии, а не стресс.

Врачи Барри Дж. Маршалл и Дж. Робин Уоррен из австралийского города Перт пронаблюдали, что пациенты, которые лечились антибиотиками от других заболеваний, часто заодно избавлялись и от язвы желудка. Они опубликовали статью, где утверждали, что язва желудка во многих случаях вызывается бактериями, а не стрессом, как считалось ранее.

Маршалл и Уоррен

Маршалл и Уоррен представляли своё открытие на различных конференциях по гастроэнтерологии. Поначалу коллеги просто смеялись над ними и подвергали нападкам и критике. Чтобы одолеть догматизм медиков, Маршалл решил совершить крайне опасный поступок, он употребил внутрь культуру бактерий, которую они с товарищем вырастили в лаборатории, чтобы доказать свою правоту. Через неделю симптомы язвы не заставили себя ждать и как результат, обнаружился острый гастрит. Только после такого «хода конём» все скептики и догматики замолчали, а позже другие более адекватные специалисты из области провели свои исследования и убедились в правоте врачей из Австралии.

В результате заметно изменились методы, применяемые во всём мире для лечения язвы желудка. Благодаря своей открытию (и своей упорной готовности это открытие отстаивать) Маршалл и Уоррен получили в 2005 году Нобелевскую премию по медицине и физиологии за «Открытие бактерии Helicobacter pylori и её роли в образовании язвы желудка и двенадцатипёрстной кишки».

Заряд электрона

Впервые эксперимент по измерению заряда электрона был проведён Робертом Милликеном и Харви Флетчером в 1909 году. Суть эксперимента состояла в том, чтобы ввести очень маленькие капельки масла в электрическое поле и добиться того, чтобы они стали неподвижным. Тем самым, исходя из специальных формул, можно было доказать, что заряд электрона дискретен и вычислить его.

Схема опыта Милликена

Речь, конечно, пойдёт не о том, что этот эксперимент высмеяли или не приняли, а наоборот о том, как безропотно никто не спешил заявлять о том, что вычисленный заряд отличался на 1% от того, который нам известен сейчас, то есть был занижен.

Незначительная ошибка, которая образовалась у Милликена, получалась из-за того, что в своих расчётах он использовал неправильное значения для вязкости воздуха. Что же было дальше? Дальше другие учёные начали повторять его эксперимент, но ошибку никто якобы не замечал, хотя если построить некий график измерения значения заряда, то мы увидим, что значение медленно росло с течением времени, то есть учёные постепенно вычисляли его всё более точно.

Что мешало им сразу обнаружить ошибку и найти правильное значение? Ничего, кроме их психологии и стиля мышления. Когда очередной учёный начинал делать расчёты, он обнаруживал, что его значение заряда отличалось от того, что было у Милликена, поэтому экспериментаторы начинали искать ошибку у себя! Когда же при расчётах учёные получали результат, который не сильно разнился с результатом Милликена, то его не старались перепроверять. Таким образом любые числа, которые далеко отстояли от результата Милликена, скрывались.

Эксперименты Янга с крысами

В начале 20-го века свой бурный толчок в развитии получила психология. Учёные-психологи начали экспериментировать с животными. Любимым объектом для исследований были крысы, которых запускали в лабиринты.

Проблема была в том, что эти эксперименты не давали никаких значимых результатов. Тогда в 1937 году учёный-зоолог Томас Янг решился поставить следующий эксперимент с лабиринтом. Он выстроил лабиринт таким образом, чтобы он представлял из себя длинный коридор с одинаковыми дверями по обе стороны. В одну дверь мыши запускались, а за второй было вознаграждение в виде еды. Янг хотел научить крыс всегда заходить в 3-ю дверь по счёту с точки зрения двери, в которую их запустили. Правда крысы это делать не спешили и всегда бежали туда, где еда находилась в прошлый раз, не обращая внимания на то, в какую дверь они вошли сами. Янг недоумевал, потому что никак не мог понять, каким образом крыса понимала, в какую дверь надо заходить. Коридор был полностью однообразным и одинаковым, но, очевидно, что-то выдавало ту дверь, за которой лежала еда.

Схема лабиринта Томаса Янга

Для начала Янг выкрасил все двери, чтобы сделать их абсолютно одинаковыми, но и тогда крысы находили дверь с едой. Затем он предположил, что дело в запахе, поэтому при помощи химии начал изменять запахи в каждом опыте, но крысы упорно находили всё ту же дверь. Затем он предположил практически невозможно, посчитав, что крысы, как и все разумные существа, способны ориентироваться по свету и расположению предметов в лаборатории. Он исправил и этот недостаток, изолировав коридор. И тут он понял, что всё дело было в том, как звучит пол у них под ногами. Исправить это можно было легко — поместить лабиринт на песок. Он педантично отсекал все варианты и наконец-таки сумел разобраться в сути того, как мыши запоминали дверь.

Это замечательно поставленный эксперимент, где учитывались всевозможные факторы. Он показывал, как создать необходимые условия, чтобы дальше изучать крыс в лабиринтах, получая долгожданные результаты.

Но остальные учёные, экспериментировавшие с крысами, остались равнодушны к открытию Янга и никак не ссылались на него. Никто не стал применять его методику и вообще все эксперименты проводились глупо и без мер предосторожности. Почему? Спросите вы. Потому что с точки зрения остальных учёных, Янг не открыл ничего нового в поведении крыс! Хотя в действительности он сделал огромную работу, открыв условия, при которых можно было изучать поведение крыс.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Тут будут похожие посты. Загружаются.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *